Думайте сами, решайте сами…

Сколько детей будет в моей семье? Этот вопрос задают себе юноши и девушки, думающие о будущей семейной жизни, этот вопрос волнует молодых супругов и начинающих родителей. Но наиболее актуальным этот вопрос становится для искушенных в семейной жизни и родительской практике зрелых людей, у которых уже есть за плечами опыт проживания беременности и родов, есть представление о трудностях ухода за ребенком и его воспитания, и есть осознание своих возможностей эти трудности преодолевать.

Давайте попробуем разобраться, из чего складывается решение о количестве детей в семье?

Потребность в детях

Потребность в детях, как и любая другая потребность, становится таковой потому, что обладает определенным функциональным значением в жизни семьи и личности человека.

В настоящее время совершенно исчерпана экономическая функция детей в семье. Дети не рассматриваются родителями, как дополнительная рабочая сила, защитники и наследники хозяйства, кормильцы родителей в старости. По крайней мере, никто не станет увеличивать количество детей в семье в расчете на то, чтобы получить дополнительные рабочие руки или прибавку к семейному бюджету. Скорее наоборот, большинством взрослых дети воспринимаются, как причина возможного осложнения материальной ситуации в семье и неполной реализации родителя (чаще, матери) в его профессиональной деятельности.

Рождение детей, как необходимое следствие реализации своих сексуальных супружеских потребностей тоже уходит в прошлое под влиянием развития науки и сексуальной культуры общества.

Какой же смысл заложен в потребности в детях? Наиболее обобщенно можно сказать, что реализация потребности в детях помогает человеку достичь интеграции с обществом, с семьей и самим собой.

Интеграция с обществом достигается за счет стремления человека ориентироваться в своих решениях на общественную культуру. Причем, на человека влияют, и культурные нормы (в том числе и нормы детности) в его стране (регионе), и религиозные традиции, и сложившееся отношение к детям в семье его родителей и родителей супруга, и примеры родительской практики значимых в жизни человека людей (референтной группы).

Достижение внутрисемейной интеграции происходит за счет того, что дети выступают в качестве инструмента регулирования психологического климата в семье, а также являются индикатором супружеских отношений и катализатором их развития.

В процессе внутриличностной интеграции дети помогают человеку проявить свои потенциалы, достичь психологического комфорта, разрешить внутренние противоречия, снять напряжение, найти поддержку и смысл жизни.

Смыслообразующая функция детей имеет отношение к продолжению рода – стремлению воплотить себя в потомстве, оставить после себя жизнь. Это также осознанная или неосознанная необходимость иметь самого дорогого и близкого человека, которому даришь любовь, ради которого переносишь страдания и совершаешь достижения. Рождение и воспитание ребенка – надежный способ «материализации» созидательного периода мужчины и женщины, поскольку процесс воспитания вбирает в себя основные потенциалы личности: творческий, педагогический, научный, конструктивный, коммуникативный и др. Дети – это самый трудный, а потому и наиболее дорогой плод нашего созидания. В современных условиях, при тех общественно-культурных требованиях, которые предъявляются к полноценной личности, дети становятся дороги не сколько материально, сколько психологически, т.к. на их воспитание затрачивается огромное количество времени и душевных сил. С другой стороны, дети – самый благодарный объект вложения, потому что родители получают от своих детей ни с чем несравнимую отдачу в виде детской любви, привязанности, уважения и благодарности. А успехи детей для родителей являются источником постоянного душевного удовлетворения и тепла.

Но потребность в детях – величина изменчивая, зависимая от идеологии общества, воспитания и развития личности, поэтому определиться с желаемым количеством детей в семье, опираясь только на потребность в детях, практически невозможно.

Независимое решение

Многие люди думают, что решение о количестве детей в семье является независимым внутренним решением супружеской пары. Это не совсем так. Варьирование желаемого количества детей в большинстве семей одной социальной группы, как правило, не отличается разнообразием. Например, сейчас, большинство российских семей имеют одного — двоих детей. Решение иметь троих и более детей расценивается обществом, как «странность», «смелость» или даже «геройство», а решение супругов вообще не иметь детей – как аномалия. Супруги, имеющие одного – двоих детей редко слышат вопрос «почему у вас столько детей?». Зато трех- и более — детные родители, а также бездетные супруги, не имеющие детей не по медицинским причинам, вынуждены часто сталкиваться с любопытством окружающих, т.к. подобные решения не вписываются в рамки общественной «средней нормы».

На самом деле, на человека воздействует культура того общества, в котором он живет, и действующие в обществе социальные нормы влияют на систему личностных смыслов отдельного человека очень сильно. Принимая характерное для общества решение, человек получает больше поддержки и одобрения от окружающих его людей, а, выбиваясь за общепринятые нормы, человек чаще сталкивается с недоумением, непониманием, а иногда и осуждением окружающих. Поэтому рождение большего или меньшего количества детей можно рассматривать, как выражение способности личности (семьи) противопоставить себя средней норме и готовности преодолеть те трудности, которые неизбежно возникают при отклонении от стандарта детности в обществе.

Но, кроме общественных норм, на решение супругов о количестве детей влияют многие другие причины.

Чадолюбие

Отношение человека к детям вообще и к своим детям в частности влияет на формирование представлений о желаемом количестве детей. Любовь к детям способна проявиться у людей в молодом возрасте и длиться до глубокой старости, и мера этой любви различна у разных людей. Бывает, что человек, реализующий свое чадолюбие профессионально (педагоги, детские врачи, психологи…), не стремиться осложнять свою семейную жизнь многодетностью. И наоборот, чадолюбивый взрослый, профессия которого далека от взаимодействия с детьми, может реализовать свои способности в родительстве. А у кого-то профессиональное и родительское взаимодействие с детьми сливаются в единый взаимодополняющий творческий процесс.

Чадолюбие проявляется в эмоциональном, интеллектуальном и практическом отношении к детям.

Эмоциональный план чадолюбия проявляется в том, что взаимодействие с детьми наполняет человека энергией. Люди в таком случае говорят: «дети вызывают у меня душевный подъем, прилив сил», «дети действуют на меня успокаивающе», «общение с детьми проявляет во мне лучшие качества».

План интеллектуального отношения к детям выражается через понимание взрослым психологии ребенка. Чадолюбивый человек способен быстрее и точнее понять причину поступков ребенка, почувствовать ложь, добиться взаимопонимания, наладить отношения, простить, предвидеть возможные реакции, успокоить….

В практическом плане чадолюбие проявляется через умение проявлять заботу о детях, готовность откликаться на детскую беду, оказывать внимание, поддержку советом и делом, быть детям другом.

Любовь к детям возникает, как результат становления личности человека, начиная с его детства. Настоящее чадолюбие, которое не боится высокой степени ответственности, и которое под грузом этой ответственности сохраняет свежую радость взаимодействия с детьми, часто осознается самим человеком, как «врожденная» способность. Но, как показывает практика, обладают этой способностью чаще всего люди, которые напитались любовью взрослых в период своего собственного детства, и эта любовь, прорастая в человеке и развиваясь вместе с ним, приносит новые плоды чадолюбия.

Говорят: у каждого педагога есть свой любимый возраст детей, т.е. именно с детьми этой возрастной группы ему лучше всего удается реализовать свой педагогический потенциал. Это часто связанно с тем, что именно в этом периоде собственного детства он получил достаточно щедрого и мудрого внимания со стороны значимых взрослых. А этими взрослыми в его жизни могли быть и родители, и бабушки, и воспитатели,  и учителя, и даже друзья старшего возраста.

Но бывает тяга к взаимодействию с детьми, основана не на душевной щедрости, а на психологических защитных механизмах, например, желание компенсировать свое собственное ущербное детство через воспитание детей, или стремление доказать свою состоятельность в области родительства кому-либо и т.д.. Такое отношение лежит далеко от истинного чадолюбия. «Не понимающие своего счастья» дети, быстро находят слабые места такого незадачливого горе-воспитателя, обнажая его искаженные мотивы общения с детьми.

Подобный неудачный педагогический опыт еще как-то сносен в работе, где всегда существует крайняя возможность увольнения, но совершенно невыносим в родительской практике. Ведь педагогические неудачи, связанные с чужими детьми, еще как-то можно списать на их плохое воспитание в семье, а проблемы со своими детьми подталкивают к горькому осознанию собственных ошибок. Когда человек занимается детьми не от избытка, а, скорее, от недостатка душевных сил, пытаясь развивать в себе любовь к ним, ему требуются дополнительные источники поддержки.

Одним из таких мощных ресурсов развития родительской любви является любовь супружеская.

Плоды супружеской любви

Возможность удовлетворения личной потребности в детях бывает сильно связана с развитием отношений в супружеской паре. Бывает, что чадолюбивому партнеру приходится ограничивать свои пожелания относительно количества детей в семье, соизмеряясь с возможностями (как физическими, так и психологическими) любимого человека. А иногда, наоборот, из-за любви к партеру, человек решается на перевыполнение «личного плана» детности в семье.

Например, в одной супружеской паре мужчина мечтал иметь десять детей, а женщина – одного. В итоге, они родили троих детей, и сейчас имеют десять внуков.

На этом примере видно, что отношение к любимой женщине привело мужчину к снижению своих родительских притязаний. А женщину отношения с любимым мужчиной привели к повышению ее родительского ресурса. Такие взаимные шаги навстречу желаниям друг-друга обогащают каждого супруга и развивают отношения в паре, хотя и стоят огромных личных усилий.

Вообще, серьезные вынужденные отклонения от личных  предпочтений и убеждений возможны без душевных потерь только с ситуации готовности к развитию отношений. А такая готовность возникает тогда, когда развитие отношений в паре представляется большой ценностью и вписывается в систему главных личных смыслов человека. Тогда любые другие конкурирующие потребности не душат эти отношения, а, наоборот, развивают и делают более устойчивыми.

А сомнения в партнере и в своем отношении к нему являются веским препятствием к реализации чадолюбия в семье. В такой ситуации потребность в детях, обычно, вытесняют другие мотивы и ценности.

Конкурирующие потребности

Бывает, что в случае ограничения размеров семьи человек демонстрирует не свою ограниченную потребность в детях, а свое стремление удовлетворить какие-то иные социально-психологические потребности. Причем, эти иные конкурирующие потребности опять-таки стимулируются обществом. Например, обществом поощряется развитие человека в профессии, получение им дополнительного образования, стремление к научным достижениям, реализация в общественной деятельности, приобщение к культурным ценностям. Обществом активно развивается и усложняется потребность человека в личном комфорте, что требует серьезных материальных и психологических вложений в сферу быта, отдыха, жилья, передвижения, имиджа и и.д.. Поэтому каждому человеку при принятии решения о количестве детей приходится разбираться с противоречивыми общественными тенденциями в своей индивидуальной ситуации.

Кроме своих детей, каждый человек имеет еще ребенка в себе (Я — ребенок), который тоже нуждается во внимании, заботе и развитии. Иногда этот внутренний ребенок требует немалых вложений в свое до-воспитание, поэтому конкурирует с родительскими потребностями в человеке.

Трудности

Трудностивоспитания и ухода за детьми являются «гирькой», уравновешивающей потребность личности в детях. Характер преодолеваемых препятствий, их сложность, усилия, затрачиваемые на их преодоление, степень готовности жертвовать личными интересами и свободным временем и т.п. могут дать представление об интенсивности потребности в детях.

Нередко, трудности, на которые готов пойти человек ради первого ребенка, оказываются непреодолимым препятствием при планировании последующих детей. Рождению каждого следующего ребенка предшествует решение вопроса о том, какие трудности могут при этом возникнуть, и всякий раз препятствия видятся человеку по-новому.

Как показывает практика, ради первенца люди готовы пойти на многие трудности: серьезные материальные затруднения, ухудшение жилищных условий, перерыв в учебе и работе, сокращение времени на отдых, увеличение бытовой нагрузки, риск для здоровья и др.

Планирование второго ребенка чаще всего вынуждает родителей соизмеряться с трудностями ухода за младенцем, увеличением бытовой нагрузки и сокращением времени на отдых.

Рождение третьего ребенка многие родители связывают с такими трудностями, как ухудшение жилищных условий, затруднения в профессиональной реализации (для женщин) и ломка общественных стереотипов относительно количества детей. Причем «идеологическая несовместимость» с общественными нормами детности нередко проявляется уже в ближайшем родственном окружении, т.е. близкие родственники и знакомые могут активно противостоять желанию супругов родить еще одного ребенка.

Планирование четвертого и последующих детей снимает, в основном, необходимость «идеологических боев», т.к. вводит семью в статус «действительно многодетной семьи», но обостряет внутрисемейный вопрос: «когда же следует остановиться?». Бытовые и жилищные трудности, как правило, уже не пугают, а встают в разряд необходимых жизненных планов.

Дальнейшее количество детей соизмеряется с физическими репродуктивными возможностями женщины, здоровьем мужчины, перспективами развития семьи в материальном, социальном и духовном планах, а также с возможностями родителей обеспечить детям не только «счастливое детство», но и возможность качественного воспитания и образования.

Человек меняется – изменяется его здоровье, состояние физических и психических сил, изменяются семейные и профессиональные обстоятельства, новые цели и смыслы вытесняют старые. Меняется и общество, в котором живет человек, усиливая или ослабляя его личные стремления, заражая его своими новыми тенденциями.

Педагогический потенциал семьи

Сочетание всех вышеперечисленных факторов, таких как: потребность в детях, чадолюбие, развитие супружеских отношений, ориентировка на культурные общественные нормы, соизмерение с трудностями и конкурирующими потребностями – создают определенный педагогический потенциал семьи.

С точки зрения социальной психологии, наиболее эффективно педагогический потенциал проявляется в так называемой «малой группе», т.е. в среднедетной семье (5-6 человек, включая отца и мать). Здесь ярче проявляется роль индивидуальных особенностей членов семьи, их настроений и примеров. Выше степень психологической ответственности за свои действия. Здесь нет жестко фиксированных, стереотипных отношений между членами семьи, что способствует развитию коммуникативных способностей и помогает успешно решать проблемы социализации личности.

При планировании количества детей, родители осознанно или неосознанно прислушиваются к своим педагогическим возможностям, и решают, в какой семье, они могут быть реализованы наиболее эффективно.

Стремление к счастливой семейной жизни

Естественное стремление людей к счастливой семейной жизни является еще одним критерием, влияющим на выбор числа детей. Изменение первоначального представления о своей семье может корректироваться реальным жизненным опытом родителей. Например, однодетные родители могут решиться на рождение второго ребенка, желая улучшить качество общения, развития и воспитания первенца. А планирующие многодетную семью взрослые, могут ограничиться меньшим количеством детей, осознав, что на практике не дотягивают до своего идеального образа благополучной семьи.

Таким образом, решение об общем количестве детей в семье складывается из очень индивидуальных выборов, которые каждый раз возникают перед взрослыми, когда появляется возможность зачатия и рождения ребенка. И, пожалуй, правильным этот выбор будет в том случае, когда он будет опираться на высшие мотивы и смыслы  человека, не разрушая их, а дополняя и сообщая новые направления развития.


Андрей Николаевич Князев

+7 (916) 507-31-34

Анна Владленовна Князева

+7 (916) 549-47-80